Travel Блог ПУТЕШЕСТВИЯ

Непал невозможно описать, можно только почувствовать

Есть такие люди — учителя. Они являются носителями знаний. Они помогают прочувствовать мир. Они могут сказать фразу, и эта фраза попадет в самое сердце, окажется самой важной. Ксюша — моя подруга. А еще я считаю ее своим учителем. Каждый разговор с Ксюшей для меня — как урок, благодаря которому я нахожу внутри себя истину. И я очень рада, что сегодня я могу поделиться с вами кусочком мира Ксюши.

А еще добавлю, что у этой девочки, дочери стихий, есть много замечательных целей, например покорить seven summits или  побывать во всех странах мира.

Верю, что вы полюбите это откровение так же, как и я. Приятного чтения и вдохновения!


Всё началось со сна. В нем – остроконечные крыши монастырей, трущобы – далеко внизу, сверху – круглое лицо луны, а вокруг – горы, тянущиеся к нему темными пластами. Всё началось со сна и спокойствия, которое было разлито в нем, словно чащи озер на Алтае. И когда я проснулась, в голове было только одно слово – Непал. Я знала, что надо искать и куда надо направится на этот раз. И – как всегда – чтобы никогда не вернуться прежней.

С того дня я перерыла не один форум – на трех языках – и не один сайт. В Непале много буддистских монастырей, но такие, куда пускают девочек – надо поискать. Да и вообще ехать в женский монастырь не хотелось. У меня с этим полом – как-то не очень отношения. Через некоторое время я нашла. Может быть не то, что первоначально хотела, но точно то, куда стоило поехать в свое первое путешествие по дальней, но такой близкой стране. Копан – уникальный монастырь, утопающий в зеленых холмах близ столицы страны – Катманду. В нем мужчины и женщины медитируют и учатся вместе, в одном, едином энергетическом пространстве. Он и построен был изначально с одной целью – рассказать об учении, раскрыть личный путь человека «людям с запада». А они – другие, да и ценности у них – тоже. Поэтому и условия проживания в Копане по непальским меркам – шикарные, и питание для приезжих – три раза в день, и чай – не только тибетский, но и обычный, черный. Но, несмотря на всю видимую «европеизацию», Копан – непальский монастырь, наполненный Востоком, поющий – горловые песни, просыпающийся с восходом, и не засыпающий – никогда.

Летом большинство буддистских монастырей не принимают гостей, это – период тишины. А потому время для поездки я выбрала учебное. Просто абсолютно легко и искренне плюнула на всё – на тесты в ВУЗах и на грядущие экзамены, на списки литературы – прахом их, коль в душе отзываются меньше, чем горы, на репетиции к Венскому балу – благо партнер понимающий. Взяла билеты на апрель, вылетела, села в самолет и закрыла глаза. Потом снова открыла и посмотрела направо. И встретила карие, глубокие глаза. Внимательные. И не отводящие от меня взгляда. Я и сама его никогда не отвожу – так что безмолвный разговор задержался.

Я могла бы вечно рассказывать про все кармические встречи, произошедшие по пути в страну гор, про все разговоры – не то, чтобы нетипичные, а зачастую выходящие за предел словарного запаса языков, про мгновенных друзей и родственные души. Но это отдельная история. И, наверное, зря я начала писать про своего седовласого собеседника, держащего путь в Индию, в другой раз. Я не буду писать про него – как и про многих других, но Вы можете их почувствовать – они здесь, между строк.

Тем временем, после 5 часов непрерывных разговоров на пути Москва – Эмираты, 6 часовой пересадки в самом неуютном аэропорту мира, ещё нескольких часов полета – я подлетала к Катманду. Человек, который трижды добрался до вершины Джомолунгмы, указывал мне на нее из окна самолета. Внизу простирались разноцветные трущобы. Ни конца – ни края.

По прилету меня встретили. Это – традиция владельцев гостиниц в Катманду. Потому что – как говорят туристам – по городу самому пробираться небезопасно. Хотя, как по мне, самое опасное, что может случиться – культурный шок и диарея. Ну да, ещё аллергия на пыль, из-за которой самое дальнее, что Вы видите – нос своего джипа. Зато звуки – они, пожалуй, оглушая, заменяют картинку. Водители здесь не просто любят погудеть – это их язык общения. Как и ругань буквально «летающих» в воздухе пешеходов (тротуаров фактически не существует). Когда я добралась до отеля, я готова была, как всегда, бросить вещи и немедленно отправиться в город – но, не тут-то было. Голова раскалывалась так, как никогда в жизни. Ноги ватные, во рту – стальной привкус. И это после всех прививок, которые я потрудилась сделать! Хотя, может быть именно из-за них?… Это была единственная акклиматизация в мое жизни – и жесточайшая.

Пролистнём эту страницу. Скажу только, что за все мои два дня к Катманду, лучше я себя не почувствовала. Через пару часов – просто взяла себя в руки, пошла на рынок и чуть ли не там стала есть не мытые, но очень вкусные фрукты. И да, руками. В Непале вообще так едят. Так что лучше начинайте сразу. Немедленное благотворное действие – наконец то почувствуете себя детьми природы, а не чем-то синтезированным. Ходила по городу я много, посмотрела – практически всё «туристическое», но больше всего понравились узкие, грязные улицы в старых кварталах города, где мешками продают специи и сырую курятину. И иногда пытаются притулится на велосипедах. К этому – привыкаешь. И начинаешь любить – как будто домой вернулся. Только дом свой – жалко. По вечерам – возвращалась в старинное здание отеля. Хозяин встречал, заказывал нам два ласси – непальский напиток из йогурта, банана, зиры и соли – и расспрашивал о моем дне. А потом прописывал мне хайкинговый маршрут, который я должна была совершить на день третий. Ужинала я всегда одинаково – просто не могла оторваться. До сих пор не запомнила, как называлось то блюдо, но на нем -пять тарелочек с разными вкусностями, а в центре – гора риса на троих мужиков. И я её съедала – исправно.

Приятно и тепло вспоминать сейчас, за кружкой чая, мой однодневный поход по долине Катманду. Высшая точка маршрута – 2000. Оттуда, с жестяной вышки – вид на туманную, в клубе пара, деревенскую долину. Этот пейзаж… Тропический лес и полянки в стогах сена, а вдалеке – великая гряда снежных, гордых гор. Моя страсть – моя безумная любовь. И вот я впервые её увидела. Издалека, но всё же.

А ещё помню, как я бежала между деревенских коров на последний автобус в тот день, направляющийся в столицу. И как меня на этот автобус подвезли – вдоль обрыва, на маленьком скутере, а прощаясь – подарили соцветие Рододендрона и объяснили: это – символ Непала. А в автобусе были песни, шутки и даже танцы – под чужой, но такой родной язык.

Я выехала в Копан рано утром. Мне накрыли завтрак раньше, чем обычно, солнечный хозяин отеля провел прощальную церемонию, а его цветущая, яркая дочь поставила мне на лбу точку и повесила на шею ожерелье из Цветов Гостеприимства. Улицы были немного менее пыльными, чем обычно – ночью прошел дождь и даже в центре сплетения трущоб пахло росой. В Копан я поднималась долго, по захолустным улочкам – то ли ещё городским, то ли уже деревенским. За толстые стены Белого монастыря меня впустили сразу и с широкой, отнюдь не скромной улыбкой. Дали золотую шелковую сумочку с несколькими книгами, ключ от комнаты с видом на горы и лежащий внизу Катманду и пригласили на послеобеденное чаепитие. Стояла глубокая тишина, люди говорили редко – и только по делу. Зато улыбались часто.

В Копане ты быстро учишься экономить три вещи: утреннее время, слова и эмоции. Время – перетекает в знания и полезные поступки, в энергию, которую ты либо просираешь, либо даришь миру, а потом в карму. Слова – во взаимоотношения, потом – в коллективную синергию, потом – в карму. Несдержанные эмоции – создают энергетическое поле вокруг тебя, а сохраненные в душе – порождают чувства, которые дают сил для новых свершений.

Несколько фактов: я спала по пять часов и высыпалась, ложилась в час, вставала – не позже шести. Время не хотелось терять зря, но его не было жалко. Я прочла за 10 дней 10 книг на английском языке, читая их то в мягкой, цветной библиотеке, то под пальмой, где иногда задремывала и мне снилось тепло, то по ночам в кровати. Я ела ни много ни мало – но очень любила чай рано утром. На крыше Копана, ещё в холодные рассветные часы, под полетом орлов — это был лучший на свете напиток, согревающий и пробуждающий лучше, чем самый крепкий кофе.

Жизнь в монастыре подчинена крайне жесткому расписанию. Медитации – три раза в день, каждая – по 45 минут. Во время медитаций ни на секунду нельзя расслабляться. Ты буквально ощущаешь свои мысли, они должны стать из мимолетных и неосязаемых – мощными и весомыми. Иначе какие ещё мысли способны менять пространство? Медитировать бывает сложно – почти всегда. Бывает страшно – особенно когда над привязанностями и смертью, бывает радостно, до слез – когда над состраданием и благодарностью.

Лекции – их две, всего – три часа. Слушать приходится внимательно, с терпением. Однажды я не выдержала, подошла к Кетрин и спросила с нетерпеливым уважением, мол, зачем Лама повторяет всё по 5 раз – одно и то же. И она ответила: «Потому что понять мозгами – не достаточно. Запомнить – бесполезно. Надо почувствовать. Надо понять сердцем». И через какое-то время я поняла, что это действительно сложно – понять сердцем.

Один семинар. Это живое, интерактивное обсуждение – ни много ни мало – вопросов мироздания. До соплей и криков – не преувеличиваю – честное слово! И пока мы сидим на подушках в позах лотоса на полу Храма, за его открытыми дверями – громкие, смеющиеся хлопки молодых монахов. У них – свои дебаты. И это целый процесс, целая церемония. Они выкрикивают вопрос, подразумевающий односложный ответ, и хлопают перед несчастным отвечающим в ладоши, практически задевая его нос. А он отвечает, потом запутывается в своих рассуждениях, ошибается, все над ним смеются, и он сам надо собой – тоже. Родившейся истине радуются.

И так каждый день – я вставала раньше остальных, не убивала жужжащего над ухой комара и вытаскивала жучка из раковины, брала медный тяжелый звонок и обходила с ним весь монастырь, пробуждала его к жизни, а потом шла пить на крышу чай. Затем – занятия, а в перерыве между ними – чтение. Постоянный контроль мыслей, тишина в голове – и глубокое молчание, ведь я взяла обет тишины. По ночам – бесчисленные звезды над головой и беспрерывный звон цикад. И я сижу перед окном и всё что-то пишу и пишу. И с каждым днем всё больше вдохновения и желания идти дальше. А ещё были танцы под ливнем, бесчисленные улыбки и любящие взгляды, постоянная добрая помощь и поддержка в мелочах, бесконечная работа над собой, слом страхов, которым приходилось смотреть прям в лицо, и стереотипов, которые как — то сами отходили на задний план. Запах жасмина, мудрые горы вокруг, смеющиеся дети в красно – желтой одежде и бесчисленные тайны бытия.

И наконец – два ключевых момента. Перед каждым мероприятием, занятием, учебой – не молитва, нет, но обещание, напоминание самому себе, что не только для себя, но для всего мира, для развития, и после него – тоже:

«I take a refuge until I’m enlightened

To the Buddha, the Dharma and the spiritual community – Sanga

From the merits that we create by listening, teaching and other perfections

May we quickly archive enlightenment to the benefit of all the universal living beings».

 

 

 

 


Контакты автора:

VK: Ксения Игнатченко 

0

You Might Also Like

No Comments

    Leave a Reply