Travel Блог

Байкал случается

Алина — студентка  и фотограф, но главное, она человек, жадный до жизни. Это значит, что открывать мир, уметь чувствовать, наслаждаться и ловить момент — для нее очень важно и естественно. А посему, Алина не боится рисковать ради новых эмоций, впечатлений и опыта. В своей статье она рассказала нам, как отправилась волонтером на Байкал с группой путешественников, которые приехали ломать страхи и учиться преодолевать себя.


Мы стояли на скале, которую в народе прозвали «Соски». Катя молча присела на самый край, будто понимая, что именно там я и хотела бы сделать кадр. Она меня всегда без слов понимает. Это все ее кудри, ни иначе.
Перед ней лежит Байкал. Залив Нур. Скальники. Солнце, закатывающее вечеринку на небе. Сумасшедший рельеф, степь, волнами гуляющая на ветру. Катька улыбалась, на телефоне появилась связь. Через минутку наши родители улыбались нам в ответ где-то в абсолютно другой части нашей необъятной страны. И тут накатило осознание, что же произошло.

 

Катя – одна их самых моих близких друзей. Нам обеим по 21, мы обе учимся в одном ВУЗе в Санкт-Петербурге, совершенно случайно начали общаться и совершенно случайно отправились вместе путешествовать. Сначала в Европу (Германия, Скандинавия, Венгрия, Болгария), а потом нам захотелось чего-то душевного, настоящего, и мы отправились на Байкал.

На ссылку я наткнулась случайно на просторах интернета. Международный палаточный лагерь на Байкале, в который есть возможность поехать волонтером, если окажешься полезным проекту. Я фотограф уже более 6 лет, пробовала себя и в роли организатора мероприятий, и смм. Решила, что и эти навыки вполне подойдут, написала огромное письмо, и руководитель Женя Клепиков пригласил меня. Моя Катька не стала исключением. Вместе мы взялись за инстаграм проекта, также я делала фоторепортажи. Мы купили субсидированные билеты из Москвы до Улан-Удэ за 12 тысяч в обе стороны и ждали лета всем сердцем.

«Может автостопом до Иркутска? Недалеко же.

Это были первые слова Насти и Артура, ударившие по нашим с Катькой головам по прилету в Улан-Удэ. Степной ветер, рассветное солнце, горячий воздух будоражили нас. Ребят мы совершенно случайно встретили в самолете, и оказалось, что нам по пути — в лагерь к Жене Клепикову. Их предложение автостопить нас немного ошарашило. Соображать было сложно, ехать автостопом опасно. Но Артуру и Насте мы доверяли больше, чем своим страхам.

Через минут 30 мы вчетвером бодро шагали мимо поста ГИБДД на выезде из Улан-Удэ. Голова немного кружилась от шестичасовой разницы во времени, ноги были ватными. Между нами и Иркутском лежало около 500 км. От Иркутска до Ольхона и нашего лагеря еще около 300. Был ли шанс успеть добраться за один день?
Может, но мы им не воспользовались. За тот день мы добрались только до Иркутска, и то с невероятным трудом. Поймали фуру, но водитель был не готов брать четверых, и ребята предложили ехать нам с Катей. Мы разделились, и это был наш первый опыт самостоятельного автостопа, положивший начало всему, что происходило с нами дальше, перевернувший наши предрассудки с пяток на макушку.
Около 5 часов мы провели под грохот сибирского ливня вместе с дальнобойщиком Сергеем. Он оказался прям таким, каким я себе и представляла водителя. Говорил обо всем на свете, обсуждал политику, путешествия, историю, социальные программы, семейные ценности. В общем и целом, ему было без разницы, кто из нас его слушает, поэтому мы с Катей сразу прибегнули к нашей в будущем любимой системе — «спим по очереди». Сначала часа два в его речи вникала моя кудрявая подруга, затем на посту ее сменила я. Еще, именно Сергей познакомил нас с Байкалом.

Был виден лишь маленький кусочек серой водной глади вдали. А казалось, что видно весь мир.

В Иркутске барабанил дождь. Небо было усеяно тучами, дороги отдали себя целиком в плен километровым лужам. Настя и Артур были еще в пути. Мы с Катькой, полностью вымокшие, уставшие и плохо воспринимающие, бегали от хостела к хостелу и искали ночлег. Наконец, поиски увенчались успехом, ребята вернулись, и ночной вечер мы провели, поедая макароны и вареники.
Рано утром мы сели на самую обычную желтую маршрутку и поехали к парому на остров Ольхон. Именно там Байкал и Ольхон предстали перед нами во всей своей красе. Место, где природное водное безумие смешивается с запредельной степной сдержанностью. Симбиоз двух стихий, сильных и независимых.
На переправе встретил Женя. Сразу повез нас на скалы, где горная команда готовилась к походу. С корабля на бал — это про нас. Именно на скалах и случился первый байкальский закат, первые трудности и первые фотографии. Привыкая, трогая, щупая рельеф, цепляясь, мы лезли по этой скальной гряде, крутили головой туда-сюда и абсолютно не верили. Вокруг творилось что-то невообразимое, трогающее самое нутро, разжигающее то самое нарастающее чувство восхищения внутри тебя. Вокруг творился Байкал.

Именно тогда Катя молча присела на самый край, будто понимая, что именно там я и хотела бы сделать кадр. Она меня всегда без слов понимает. Это все ее кудри, ни иначе.

 

Да, мы добрались. Но тогда еще не знали, что нас ждет впереди. Даже в ближайшем будущем.

А там нас ожидала «дивная ночь».

О, провели мы ее прекрасно. Еще с вечера задул дикий ветер Сарма, который по рассказам местных не то что палатки уносит: коровы летают над головами. Так вот, это «чудо природы» решило ночью с нами познакомиться, из-за чего у нас была поднята тревога. Поначалу мы бегали и неумело укрепляли палатки, толком не понимая и не видя, что и куда втыкаем. Женя, конечно, над нами посмеялся, провел инструктаж, рассказал, что если чувствуешь, что палатку ломает, то будь добр, завали ее песком (а не камнями) и беги спать в общую, которая более прочная и крепкая — должна выстоять. Вроде все легко и просто.

Правда, Женя забыл уточнить, что же значит «палатку ломает». Где же тот самый момент, когда палатка не просто бултыхается, как банный лист на ветру, а уже порядком подкошена и пора ее спасать?
Этим вопросом мы с девочками задавались всю ночь. Палатка буквально лежала на наших щеках, и мы то и дело поддерживали ее всеми нашими конечностями. Было страшно. Одновременно страшно сломать палатку, одновременно — сложить первыми. Мы же неопытные все-таки, черт его знает, может зря панику наводим. Порешали, что если хоть одна палатка в лагере сложится, то и мы сложим свою.
На утро мы узнали, что к такому консенсусу пришли в каждой палатке, и по-видимому всю ночь мы играли в гляделки друг с другом. Почем зря.

 

Вообще, от лагеря мы не ожидали ничего. И кажется, это самое правильное, что мы только могли ждать. Этот международный лагерь –сборище удивительных людей с разных точек России и СНГ. На этом сборище все и строиться, на этом сборище все и держится. Люди приезжают ломать свои страхи, стереотипы, учиться быть проще и легче, не планировать, а просто верить. И этому здесь обучают «профессионально и осознанно».

К примеру, по приезде мы узнали, что в планах у нашей команды отправится в Бухту Айя и в поход на Аршан через несколько дней. А уже после обеда второго дня мы со скоростью бешеных белок носились и собирали весь лагерь. Почему так скоро?

Жене позвонили и предложили транспорт раньше. Об отказе речи и не шло: помните, что это тренинг «всегда быть готовым ко всему». Так, у нас оставалась пара часов, чтобы собрать все вещи, отнести их на склад, помыться в бане, поесть и добраться до парома. Не стоит упоминать, что до парома мы буквально неслись, включив пятую скорость наших пяток.

И вот, успешно пройдя это испытание, потеряв по дороге всего пятерых, мы ехали на полуразвалившейся газельке, 20 человек и 20 рюкзаков, бок-о-бок, душа в душу и пели «Ничего на свете лучше нету». Ехать, Женя нам объяснил, прямо по дороге до статуи птицы, а дальше идти «куда смотрит Орел». Сам Женя сказал, что присоединиться к нам позже.
Приехали мы к статуе Орла уже после заката. Вокруг бескрайняя степь. Не видно ни Байкала, ни даже намека на него. Вычислив направление взгляда нашего пернатого каменного друга, мы нехотя и не спеша начали свой путь.

Стемнело очень быстро. Мы включили налобные фонари. Небо включило звезды. Мы говорили, шутили, пели песни. Небо молчало и накрывало нас. Мы пытались найти пункт назначения на карте, выбирали, какой тропой пойти, хотя давно сошли с дороги. Небо скрывало очертания даже ближайшего холма. Мы, остановились, замолчали и выключили фонари. Небо попыталось заговорить.

Время за полночь. 20 человек потерялось в степи под звездами без воды и без сил. Нет, мы не унывали: сам момент был невероятный, такой, что хочется переживать его частички снова и снова, такой, что все люди вокруг тебя вдруг становятся жутко родными, такой, что вы всей гурьбой замираете и глазеете на ту волшебную россыпь звезд над макушками, пытаетесь найти начало и конец ее бесконечности.
Женя нас нашел. Светом фар своей машины он указал нам верное направление.

Наконец, вдалеке увидели костер. Решили, что это наши ребята, ускорились, почти побежали. 20 человек в полвторого ночи. Неудивительно, что на нас резко вылетела копейка, и водитель пытался выяснить, что же нам нужно. Мы обознались.
Правда, оказалось, что он все-таки знает, где наши ребята, где Бухта Айя. Он проводил нас, по пути потеряв выхлопную трубу и какую-то железяку из-под капота. Российский автопром.

В 3 часа ночи палатки расставили наспех.

 

Бухта Айя действительно оказалась роскошной. Солнце, играющее с нами посреди бескрайнего озера, пряталось то между сгустками туманных облаков, то скрывалось за скалами. Они, между прочим, были умелыми игроками: громадные, рельефные, покрытые мхом и сухой травой, они мягко и настойчиво укрывали солнечные лучи в своих впадинах, что нам приходилось очень постараться, чтобы до них добраться. А потом, чтобы от них спрятаться.

Тот день, 12 июля, мы провели именно там, свободно и легко выбирая направление своей энергии и своего взгляда. Мы обнимались с мокрыми скалами где-то под землей в пещере дабы не сорваться в пропасть, мы взбирались на горы по валунам и камнями, мы жарились на солнце на вершинах, вылезали на узкие каменные выступы над водой, мы отправляли свои глаза в свободное плавание, мы любили.

А еще, я мыла картошку в Байкале. Килограмма 3, не меньше. И это правда достижение.

 

Я скучаю по этому волшебному времени и по тому, как училась жить иначе, жить настоящим. Все любят строить планы, так ведь? Намного легче и приятнее, когда в твоей голове есть хотя бы приблизительная картинка будущего. Можно не бояться очередного поворота или порога бурлящей реки происходящего, имея уверенное представление о ее ширине, глубине и скорости течения.

На Байкале такой стиль жизнь не прокатывал. Давай, давай, попробуй, спроси, какой план на сегодняшний день. Ты услышишь, конечно, что завтра в поход, послезавтра в пещеры, сейчас йога и урок сальсы…
Правда пройдет ровно 2 минуты, один телефонный звонок, и ты услышишь коронное: «А у нас в Бурятии не загадывают, выезжаем сейчас!» 

Куда едем? Чего брать? Когда вернемся? На все эти вопросы ты снова слышишь дудку про не загадывание, от нее тебя начинает потихонечку тошнить, поэтому смиренно идешь собирать рюкзак, не понимая, куда этот путь тебя приведет.

И так каждый день.

 

Больше о проекте Международного палаточного лагеря на Байкале вы можете узнать по ссылке: https://vk.com/campbaikal
Связаться с Женей Клепиковым: https://vk.com/baikal_mongol

 

Контакты автора:
Instagram: @alina_adaeva

 

 

1+

You Might Also Like

No Comments

    Leave a Reply